▲ Наверх

Краткие новости

На сайте открылся новый раздел ФотоИстория в котором собраны уникальные фотографии старого Моршанска конца 19 начала 20 вв.
 

Улица Барашевская слобода (Кирова) Печать E-mail
15.01.2007 г.

Начало дороги на Тамбов

На первый взгляд, обыкновенная, ничем не примечательная улица, до недавнего времени пригород Моршанска ("Село", - как справедливо подметил ее старейший житель 90-летний И.И.Рожнов). Тем не менее история Барашевской слободы самобытна и заслуживает подробного рассказа уже потому, что 9 сентября 1786 года по ней въехал в Моршанск великий русский поэт, правитель Тамбовского наместничества Гаврила Романович Державин.


Чтобы придать его визиту большую торжественность, некий стряпчий, едва карета с губернатором показалась вдали на дороге, приказал звонить в колокола старой барашевской церкви. Державину это не понравилось, он пристыдил чересчур ретивого стряпчего и велел прекратить громкий колокольный перезвон.
Со времен села Морши по барашевской дороге перегоняли с юга через Тамбов на Москву огромные гурты скота, перевозили сало, пеньку, зерно.
В мае 1921 года этой же дорогой уезжал из Моршанска герой гражданской войны Г.И.Котовский, если судить по современным публикациям, личность довольно одиозная. Вместе с бойцами своих отрядов он отправлялся на разгром антоновских банд. И ровно двадцать лет спустя, летом 1941 года, по этой улице прошли отряды коммунистического батальона, сформированного из наших земляков-добровольцев. Чуть позже они отражали атаки превосходящих сил противника в районе реки Сож, что в Восточной Белоруссии.
Многие дома на улице Кирова еще дореволюционной постройки, в основном, одноэтажные, приземистые. Но, заметьте, кирпичные, что явно говорит о благополучии и зажиточности когда-то построивших их барашевцев. И.И.Рожнов свидетельствует о том же. По его словам, некоторые жители слободы до всеобщей коллективизации держали в своем хозяйстве до 20 лошадей. В царское время на улице было много лавок - хлебных, бакалейных. Ими владели живущие тут же, в Барашеве, Дуравин, Петров, Масловы и другие лавочники.

 

Церковь, которой гордились

Гордостью барашевцев, настоящим украшением слободы являлась новая Никольская церковь. По величине она была, пожалуй, третьим храмом в городе, имела пять куполов. Построили ее на изломе Барашевской слободы, когда прежний храм стал маловат.
Большая трапециевидная церковная площадь была обнесена с северной, южной и восточной сторон глухой высокой оградой из красного кирпича. Она была выстроена в виде пролетов с четырехгранными столбами, которые имели наверху кресты. Все четыре угла церковной площади обозначались круглыми с коническим завершением башнями. В Моршанске такой массивной ограды не имел ни один храм. И лишь с западной стороны на каменном цоколе стояла кованая изгородь с воротами.
Слева от входа располагалось большое кирпичное здание церковно-приходской школы. На его массивном отике был выложен равноконечный крест, след от которого, если приглядеться, можно разглядеть и сегодня. В 1918 году в здании устроили общеобразовательную школу, в 30-е годы здесь разместились колхозные ремонтные мастерские, нынче - 2-я городская библиотека.
Слева от церкви помещалась сторожка - маленькое кирпичное здание с тесовыми сенцами, двухоконным фасадом, обращенным на Желудевку (ул.Набережная). Почти напротив церковно-приходской школы, через проезжую часть Барашевской слободы, находилась церковная конюшня.
От алтаря до восточной стены ограды рос большой старый сад, занимавший гораздо большую площадь, чем сам храм с постройками. От церкви он был отгорожен низким штакетником. Здесь росли старые яблони, в основном, "малиновка", груши "бергамот", вишня "владимировка". На Яблочный Спас фрукты собирали и после освящения раздавали прихожанам.
Никольская церковь была трехпрестольной. Один из ее приделов был освящен в честь Казанской иконы Божией Матери, другой - Пантелеимона Целителя.
Храм был великолепным: белый, с зеленой кровлей, пятью голубыми куполами, которые венчали кресты, сделанные из дерева и оббитые вызолоченными пластинами. Чтобы попасть внутрь, прихожанам надо было подняться по пяти-шести чугунным узорчатым ступеням. В проходе под колокольней была лестница, ведущая наверх. Рядом с ней находилась кованая двухстворчатая дверь в подвал. В молитвенном зале торговали свечами и иконами.
Внутреннее убранство церкви поражало многих. Роспись была выполнена в древнерусском стиле и походила на роспись Благовещенской церкви села Новотомниково. Пол был выложен разноцветной плиткой, как в Троицком соборе. Все иконостасы вызолочены по резьбе. Центральный имел пять ярусов, боковые - по три. У Царских врат слева располагались иконы Спасителя и Божией Матери чудной работы.
Из икон старожилам слободы до сих пор памятен образ Николая Угодника (по их словам, он был изображен "как живой"). Икона находилась с правой стороны на внутреннем столбе. В этом месте всегда проходила исповедь.
С потолка свешивались пять красивых бронзовых паникадил, из которых центральное - самое большое. Для "заправки" паникадил свечами их опускали к полу с помощью барабанного ворота. Затем по фитилям проводили нитку, конец которой свешивался в молитвенный зал. Перед началом службы староста поджигал его, и свечи по цепочке занимались огнем. Убранство довершали подсвечники ажурной работы.
Неповторимый колорит церкви придавал свет, струящийся из витражных окон. Дутые матовые овальной формы стекла были вставлены в ячейки металлической рамы. В середине каждой располагался круг, в котором, тоже из стекла, был набран крест - нежно-розовый, зеленый, синий. В каждой раме - свой.
Храм отапливался из подвала калорифером системы Амосова. Там же, в подвале церкви, как и в Свято-Троицком соборе, исстари стояли на сохранении сундуки, в которых жители разного достатка, помня о пожаре 1875 года, хранили свое добро.
Особой гордостью были церковные колокола - один из лучших наборов в городе. Было их штук 8-10. Самый маленький - приблизительно 20 сантиметров, большой - более полутора метров в диаметре. Отдельно висел колокол, веревка с которого спускалась до самой земли. Он был средних размеров и очень звонкий, служил для оповещения в случае пожара. Повесили его неспроста - страшный пожар 1875 года начался именно в Барашевской слободе.
Приход у церкви был большой. Люди исправно посещали службы, исполняли требы. В справке 1909 года, заполненной делопроизводителем М.Некрасовым, говорится, что к октябрю в приходе родилось 113 детей. Из них только в октябре - 24 малыша.
Когда через слободу проносили Вышинскую Чудотворную икону Богородицы, по Барашеву нельзя было пройти, столько народа выходило на улицу. Как вспоминают старожилы, на Великий Четверг после всенощной улица буквально "горела" от разносимых в разные стороны слободы огоньков свечей.

Упали в грязь колокола...

С осени 1937 года службы в церкви более не проводились. Власти забрали у старосты храма ключи, и здание "перешло в ведение" барашевского колхоза имени Политотдела, стало разграбляться.
За колоколами приехали летом, когда храм еще действовал. Рабочие выломали с северной стороны перила колокольни и, опустив на сколоченную из брусьев клетку самый большой колокол, спихнули его вниз. Былая гордость слободы глубоко ушел в землю и раскололся. На него бросали те колокола, что поменьше. Они падали и бились. Рабочих было много, управились они довольно быстро. Большие куски колокола разбивали кувалдами на земле. Собралась большая толпа, женщины плакали. Люди просили оставить хотя бы "пожарный" колокол, но сбросили и его. Некоторые брали небольшие осколки домой на память. Потом приехали машины, все черепки забрали и куда-то увезли.
Когда храм перестал действовать, "хлебнувшие" атеизма дети из школы-четырехлетки, что была в бывшем здании ЦПШ, выломали подвальную решетку и лазали туда курить. Толстые витражные стекла были побиты и сплошь улеплены застрявшими камнями. Это тоже "баловались" ребятишки. За "трофеями" в храм тянулись и взрослые. Тащили кто что мог: нужные в хозяйстве доски, иконы, книги…
Года два колхоз хранил в церкви зерно, складировал тюки с махоркой. Потом объявили, что в храме откроют клуб. Внутри начались работы по "расчистке" помещений от "хлама": деталей иконостаса, икон и др. Все стаскивалось в подвал. Здесь же стояло и множество сундуков с облачением, были сложены книги. Неизвестно, что из этой затеи бы вышло, но из-за войны с фашистами на окраине Моршанска начали вести строительство аэродрома. Потребовался щебень для отсыпки под взлетные полосы. Председатель колхоза им. Политотдела В.П.Мещеряков дал свое согласие на взрыв. Судьба церкви была решена.
В конце августа - начале сентября 1941 года у стен храма появились взвод взрывников, военные для оцепления и несколько милиционеров. У храма стояло очень много народа. Многие, чувствуя, что видят церковь в последний раз, плакали.
В подвале под алтарем и в других стенах выдолбили ниши и заложили туда взрывчатку. Окна окрестных домов забили досками. В обед раздался взрыв, по звуку не очень сильный, но мощный. Церковь как бы приподнялась… Первой на землю рухнула колокольня, затем - северная стена, следом, очень медленно, все остальное. При разрушении раздался звук, очень похожий на стон. Когда пыль рассеялась, на месте храма высилась высокая пирамида битого кирпича. День и ночь на разборке и погрузке каменных обломков церкви трудились заключенные. Битый кирпич за город на автомашинах "ЗИС-105" возили прикомандированные солдаты из города Иванова. К зиме от церкви остался один подвал. Некоторые барашевцы еще несколько лет подряд "добывали" здесь кирпич для пристроек к своим домам.
После войны на месте церковного сада построили деревянное двухэтажное общежитие текстильного техникума (Кирова, 83), в 1957 году рядом появился небольшой двухэтажный кирпичный дом. Их жильцы первым делом продолбили в бывшей церковной ограде проходы на улицу Фабричную. В середине 50-х годов прошлого века, уже на месте церкви, построили трехэтажный дом для работников суконной фабрики (Кирова, 81) - на тот момент он был самым высоким в городе.
В настоящее время от храма остались сохранившееся в отличном состоянии здание церковно-приходской школы (2-я городская библиотека) и две запущенные разрушающиеся стены от ограды с юга и севера. Никольская церковь живет сегодня только в памяти жителей улицы Кирова и близлежащих улиц.

Улица текстильщиков и железнодорожников

Барашевскую слободу, так уж сложилось издавна, населяли в основном работящие крестьяне. Недаром же в годы коллективизации здесь был организован колхоз им. Политотдела, возглавлял который Василий Петрович Мещеряков. Контора хозяйства занимала два стоящих рядом двухэтажных дома. Один из них в настоящее время жилой, в другом - металлобаза. До революции, по словам И.И.Рожнова, эти дома принадлежали братьям Вдовиным, имевшим в собственности 12 ветряных мельниц на бугре.
По мере того, как в городе развивалась текстильная промышленность, строилась железная дорога, барашевцы, желая подзаработать, трудоустраивались на суконную фабрику, в депо. На улице и сегодня живет очень много текстильщиков и железнодорожников. Есть и свои "фирменные" фамилии: Ширшовы, Добычины, Стрельцовы.

Сталинский сокол

На улице Кирова в разваливающемся сегодня нежилом доме под тридцать вторым номером 13 ноября 1919 года родился летчик Герой Советского Союза Виктор Сергеевич Стрельцов. Преклоняясь перед мужеством и отвагой этого человека, хочу процитировать некоторые выдержки из публикации газеты "Большевик" от 1947 года.
"В Моршанском музее хранится небольшой листок бумаги, исписанный неровным размашистым почерком. Это автобиография нашего славного земляка, гордого сокола сталинской авиации Виктора Стрельцова. Скупо пишет о себе Герой Советского Союза В.С.Стрельцов: "Рождения 1919 года, родился в семье рабочего. В 1937 году после окончания 9 классов СШ № 34 по спецнабору от комсомола был направлен в авиаучилище, которое окончил в 1940 году… С начала войны находился в действующей части… Член ВКП(б) с 1943 года. Участвовал в боях под Москвой и на Севере…".
“Вот почти и все, написано в газете, но какая богатая и содержательная жизнь таится за этими скупыми строками. Жизнь, целиком отданная служению Родине и советскому народу!
В одном из воздушных боев он был тяжело ранен и контужен в глаз. Кровь заливала лицо летчика. Только исключительное мужество и хладнокровие помогли ему выйти из боя и благополучно совершить посадку.
Не дожидаясь окончания лечения, Стрельцов улетел из госпиталя, чтобы вновь громить врага. Уже через несколько дней его бомбардировщик снова "утюжил" немецкие траншеи, засыпал раскаленным металлом вражеские войска.
На севере, куда Стрельцов прибыл после памятных боев под Москвой, ему пришлось осваивать особенности боевого мастерства морского летчика. Его не испугали трудности полета в тумане, при низкой облачности, над гранитными сопками Заполярья и над бескрайними просторами Баренцева моря.
В 1945 году на боевом счету капитана Стрельцова было 4 сбитых вражеских самолета, потопленные танкер, транспорт, мотобот, поврежденные миноносец и мотобот. В результате бомбоштурмовых ударов им было уничтожено 9 немецких танков, 2 железнодорожных эшелона и обеспечено потопление 4 немецких транспортов общим водоизмещением в 26 тысяч тонн.
22 июля 1944 года нашему славному земляку было присвоено звание Героя Советского Союза. С волнением читала его мать бывшая работница суконной фабрики Зинаида Александровна письмо от командования: "Вместе с Вами разделяем радость и выражаем чувство благодарности за воспитание истинного патриота".
Семья Виктора Стрельцова - простая рабочая семья. В годы Великой Отечественной войны она многое сделала для защиты Отечества. Старший сын Стрельцовых Борис героически погиб под Сталинградом, второй сын Дмитрий вернулся с войны инвалидом. И вот теперь при исполнении служебных обязанностей погиб и Виктор.
Моршанцы навсегда сохранят память о своем замечательном земляке, Герое Советского Союза Викторе Стрельцове".
Данная заметка за подписью Н.Васильева появилась в нашей газете вскоре после трагической гибели Героя 27 марта 1947 года. Через три недели в городе состоялись его похороны на старом кладбище. Вот что писала об этом газета "Большевик":
"23 апреля в Моршанске состоялись похороны Героя Советского Союза капитана авиации Виктора Сергеевича Стрельцова.
15 часов 25 минут. В последний раз меняется почетный караул - к гробу нашего славного земляка становятся офицеры Советской армии Герой Советского Союза Бореев, Мочалов, Кравченко и Фурсенко.
16 часов. Доступ в зал клуба шерстяников прекращается. Здесь остаются только родные и близкие. К гробу подходят советские офицеры, те, кто плечом к плечу с погибшим Героем отстаивали свободу и независимость своей великой Родины. Склоняются знамена, увитые черным крепом. Непрерывно звучит траурная мелодия.
Боевые товарищи Стрельцова поднимают гроб и несут его к машине, задрапированной зеленью и красной материей.
Тысячи моршанцев заполнили улицу. Старики, молодежь и дети пришли проводить в последний путь славного земляка, гордого сокола сталинской авиации.
Впереди похоронной процессии несут портрет Виктора Стрельцова. За ним следуют делегации с венками. Здесь венки от горкома ВКП(б) и горисполкома, от коллективов учительского института, суконной фабрики, железнодорожного транспорта, педучилища, от городских школ и других учреждений.
На городском кладбище у могилы Героя установлен небольшой конусообразный памятник с пятиконечной звездой наверху. Открывая траурный митинг, горвоенком тов. Смирнов говорит:
- Отдавая последний долг Герою Советского Союза капитану Стрельцову, мы клянемся еще больше крепить военную мощь нашей Родины, чтобы никакой враг не смел посягнуть на ее священные рубежи…".
Как писал "Большевик", в траурном митинге также принимали участие: от горкома ВКП(б) и горисполкома - Потрашков; сослуживец В.С.Стрельцова капитан морской авиации Плотников; секретарь горкома комсомола Чертыковцев, который лично знал Виктора Сергеевича.
И вновь вернемся к газете: "Митинг окончен. Над свежей могилой Героя склоняются алые знамена его великой страны. Каждый вместе со скорбью о безвременно ушедшем товарище уносит чувство гордости за своего славного земляка, чья яркая боевая жизнь является лучшим примером для нашей молодежи".

Достойны нашего уважения

По соседству с родными Виктора Сергеевича Стрельцова жила многодетная семья Рожновых (здание бывшего детского сада № 15). Иван Ильич Рожнов рассказывает, что его родителям принадлежали большие бахчи, где росли огурцы и капуста. Их выращиванием Рожновы и занимались, все: и стар, и млад.
В начале осени за солеными огурчиками и квашеной капустой приезжали скупщики из Москвы, хорошо раскупались соленья и моршанцами. А что касается свежей капусты, в глубоких подвалах дома, подвешенная за кочерыжку, она хранилась практически до нового урожая.
Сам Иван Ильич, в январе отметивший свое 90-летие, родился в здании, до недавнего времени принадлежащем 15-му детскому садику. На заре советской власти родители безвозмездно передали дом барашевскому сельсовету, а сами перебрались в соседнее помещение, где их дети живут и поныне. Это здание когда-то было занято так называемыми "кладовыми".
В этой семье родилась ныне покойная Клавдия Ильинична Рожнова - заслуженный учитель школы РСФСР, завуч средней школы № 1 с 1948 по 1966 год. На улице Кирова жили, живут и другие преподаватели этой школы: покойная А.Т.Крапчина, ныне здравствующие Т.В.Ставинская, С.В.Сурков (директор СОШ № 1).
С этой улицей связаны имена Федора Петровича Мещерякова, более 38 лет возглавлявшего колхоз им. Коминтерна, одно из лучших хозяйств района. Хочется сказать, что в годы Великой Отечественной войны Федор Петрович внес более 10 тысяч рублей личных сбережений на постройку самолета и танковой колонны "Тамбовский колхозник".
На улице жили почетный гражданин города Моршанска В.В.Стрельцов, горвоенком И.Е.Андриянов, директор мотороремонтного завода Л.А.Кузнецов, чекист В.И.Чичков, директор суконной фабрики В.Г.Штанько, почетный железнодорожник, кавалер ордена Ленина Н.А.Добычин, директор Крюковской школы В.А.Калинина, машинист П.И.Калинин, рабочая династия тектильщиков Добычиных-Куницых, заслуженный работник текстильной промышленности В.В.Сидорова…
Хочется назвать и Р.К.Ананьеву, в свое время директора музея боевой славы СШ № 2, любителя-краеведа, человека очень энергичного, эрудированного.

Стал интернат родным домом

Предприятий и учреждений на улице немного - небольшой магазин, недавно открывшийся в здании детского сада № 15 досуговый центр молодежи, вторая городская библиотека и школа-интернат для слепых и слабовидящих детей. Она была открыта в 1933 году, в современное здание на улице Кирова переехала в 1973 году. Здесь работают замечательные педагоги: заслуженный учитель РФ В.В.Соседова, Т.В.Урбанская, Г.В.Шувалова, А.В.Михайличенко, Г.В.Макарова, Л.П.Майорова (кстати, трое последних преподавателей тоже живут на ул. Кирова). Это учебное заведение стало настоящим родным домом для десятков мальчиков и девочек - жителей Тамбовской и других областей России.

 

По материалам газеты «Согласие» г. Моршанск
Автор Н. ЧУЖЕНЬКОВА.
Фото из фондов Моршанского историко-художественного музея,
Г. Верташова.

В публикации использованы материалы Моршанского историко-художественного музея, И.А.Озарнова, воспоминания И.И.Рожнова, Р.К.Ананьевой.
 
« Пред.   След. »

Рейтинг@Mail.ru

© 2018 Моршанск