▲ Наверх

Краткие новости

На сайте открылся новый раздел ФотоИстория в котором собраны уникальные фотографии старого Моршанска конца 19 начала 20 вв.
 

Главная arrow История arrow Как спасали моршанский собор
Как спасали моршанский собор Печать E-mail
26.11.2014 г.

В конце 1960-х — начала 1970-х годов пять лет потребовалось тамбовскому краеведу Алексею Ионовичу Захарову и его единомышленникам для того, чтобы доказать необходимость восстановления Троицкого собора в Моршанске, который тогда был исключен из списка охраняемых памятников. Ход событий тех лет можно проследить по сохранившимся письмам к Алексею Ионовичу директора Моршанского музея П. В. Кобзевой и москвича А. С. Шолохова, связанного своими корнями с Моршанском. Они показывают, что в области охраны культурного наследия с тех пор мало что изменилось: всё так же существует хороший федеральный закон, который на местах не соблюдается; для того, чтобы местные органы выполняли свою работу, всё так же приходится обращаться в столицу — в центральные СМИ, Министерство культуры, Генеральную прокуратуру.

Моршанск. Троицкий собор.
Троицкий собор в Моршанске. Фото 1970-х годов

Приведу фрагменты из писем, которые опубликовала в статье «Деятельность А. И. Захарова по спасению памятников истории и культуры» (Тамбовская старина, 2013. С. 163–171):

«…Что делать? Советую написать в Министерство культуры РСФСР — Управление по охране памятников, чтобы они прислали подтверждение, что моршанский Троицкий собор взят на учёт и утверждён в списке как памятник государственного значения […]. Если будет так, облисполком обязан будет изменить своё мнение… Или хорошо было бы поехать Вам лично в Москву, Министерство и общество охраны памятников истории и культуры…

Р.S. В моей голове не умещается мысль: то просил облисполком Москву, то теперь отказывается от собора и его реставрации. Какая мотивировка отказа?.." (из письма П. И. Кобзевой из Моршанска к А. И. Захарову в Тамбов от 29 ноября 1967 года).

«…Говорила с Шуваевым и инспектором по охране памятников Людмилой Михайл. Не знаю, как помочь и с кем говорить ещё, но очень трудно пробивать, если не хотят и слушать о восстановлении. Мне Людмила Михайл. сказала так: было совещание в области всех работников по охране памятников в конце мая, там был и [зам. председателя облисполкома в 1980-е гг., зам. председателя президиума областного совета ВООПИиК.] тов. [Н.С.] Диденко, на совещании зашёл разговор о нашем Троицком соборе — он ответил так, что лучше построить несколько новых домов, чем восстанавливать, и добавил, что облисполком войдёт в ходатайство перед Министерством, чтобы оно взяло на себя заботу по восстановлению, а областные организации отказываются, и наши местные тоже. Мне кажется, нет смысла ещё раз нам собираться в области и доказывать, доказанное.

Вы очень много потрудились, пожалуй, больше всех. И последнее, что можно посоветовать: узнать в области, послали ли ходатайство, и написать обстоятельно в Комитет по охране памятников и Министерство, можно и надо одновременно в газету, как Вы решили, и тогда можно ждать заключительный аккорд. Прошу Вас информировать наш музей» (из письма П. И. Кобзевой из Моршанска к А. И. Захарову в Тамбов от 6 июня 1968 года).

«…Ваше письмо и все пожелания показали нашему инспектору по охране памятников; мы с ней сочинили письмо и отправили в Министерство культуры, в отдел охраны памятников истории и архитектуры. Прислали ответ; копию высылаю Вам.

На месте туго разворачиваются с этим вопросом. Коротаев Тим. Иван. болеет часто, но он говорил с зам. председателем горисполкома т. Полуэктовым, но он тоже молчит, пока не получит ответ и приказ из области. Что делать дальше, не знаю? Вся надежда на Вас, что скажет облисполком Вам и наше областное управление культуры? Набраться надо терпения и ещё раз поговорить с ними. Тов. Шикунова тоже молчит. Пусть взят пока будет на учёт — примерную смету можно составить и отослать им, запланируют смету расходов на 1969 год, в нынешнем году опоздали […]. Знаю, Вам не оплачивают командировочные, но ещё раз после переговоров придётся Вам в Моршанск приехать и на месте всё переговорить, без Вашего вмешательства вряд ли что получится!.." (из письма П. И. Кобзевой из Моршанска к А. И. Захарову в Тамбов от 4 февраля 1969 года).

«…По Вашему письму ко мне я был в редакции „Известий“. Нужно сказать, что для того, чтобы пробиться к Илёшину, мне потребовалась одна неделя — три дня дежурил в подъезде редакции… и три дня звонил ему по телефону из города и наконец добился пропуска на 27 декабря. Он принял меня. После небольшого знакомства я передал ему Ваше на его имя и спросил, получал ли он это письмо. Начав читать письмо, Илёшин заявил, что такого письма он не получал… Кроме этого он меня удивил своими разговорами по поводу памятников. В Мичуринске — это Баженов, а в Моршанске надо доказать историчность собора […]. Таким образом, Илёшин Вашего письма не получал, тем самым подтверждается подозрение о перехвате писем в Тамбове. Очевидно, в Тамбове кое-кто боится писем в высшие органы Советской власти. Тем хуже для тех, кто боится! То, что я добился от Илёшина, это его обещание передать вновь написанное Вами письмо зам. министру т. Чекмасову.

Поэтому, чтобы прекратить дальнейший перехват, прошу Вас заготовить письма 1) Илёшину, 2) Председателю Совета министров РСФСР и направить их в мой адрес, а в Москве я отправлю их и уверен, что они сразу же пойдут по адресу. На письмах напишу Ваш обратный адрес […].

Передайте мою искреннюю благодарность т. Шикуновой за её заботу о памятниках старины и попросите её напомнить т. Бородиной из Моршанска о составлении сметы на текущий ремонт Троицкого собора и по возможности сообщите мне. Без этого трудно что-либо говорить в Министерстве культуры РСФСР, но это не значит, что я не буду говорить. На днях буду там, о чём Вам сообщу (результаты)…

P. S. Со своей стороны, о смете я запрошу гор. архитектора Шуваева. Написал письмо прокурору в Моршанск» (из письма А. С. Шолохова из Москвы к А. И. Захарову в Тамбов от 6 июня 1968 года).

«…Только сейчас был в Министерстве культуры РСФСР и посылаю письмо из почтового отделения г-цы Россия (они рядом). Узнал следующее: в управление культуры Тамбовского облисполкома послано письмо из Министерства № 01–247/22 от 25.XII-68 г. с приложением к письму № 17-р-2 от 28.XII-68. Это — предложение по плану ремонтно-восстановительных и реставрационных работ по памятникам истории и культуры на 1969 г. В это предложение включён и Троицкий собор в Моршанске. Выделено на всё Тамбовской области 20000 руб.

В плане предлагается произвести профилактический ремонт Троицкому собору с привлечением не только спецсредств, но и привлечь средства пользователей. Это предложение подписано нач. гос. инспекции по охране памятников истории и культуры доктором искусствоведческих наук т. Маковецким. Думаю, что Вам представлена этим письмом инспекции полная возможность проверить, сколько будет выделено на Троицкий собор; думаю, что в этом может помочь т. Шикунова. К сожалению, собор в Мичуринске не включён в это предложение. Вся беда в том, что эти два здания не хотят взять на охрану местные власти, в первую очередь Тамбовский облисполком.

Судя по ходу дела, нужно поставить этот вопрос через секретаря (первого) Тамбовского обкома партии, и если Вы не обращались через него, прошу Вас обратиться, — это будет партийное решение для Забавникова, которое он не осмелится не выполнить. Обратиться нужно или письмом, или жалобой, Вы сами выберите лучше меня, и знайте, что этот путь самый результативный.

Если Тамбовский облисполком возьмёт их на охрану — Министерство немедленно, на следующий год, выделит средства по смете на ремонт. К сожалению, смету до сих пор мне так и не выслали из Моршанска, и можно пристыдить тов. из Тамб. облисполкома, сказать им, что они палец о палец не ударили, чтоб сохранять памятники, а Министерство культуры, заботясь об этом, выделяет средства помимо этих тов., у которых нет желания сохранить эти чудесные памятники истории и архитектуры […]. Нужно сказать, что тов. из инспекции удивлены подобному отношению облиполкома и не видят никаких причин, задерживающих постановку на учёт как памятников, лишь бы было решение облисполкома, а средства на реставрацию и ремонт будут отпущены» (из письма А. С. Шолохова из Москвы к А. И. Захарову в Тамбов от 2 января 1969 года).

«Давно ждал от Вас письма, наконец получил, очень благодарен за информацию и присылку копии сметы. Итак, смета составлена, деньги спущены, осталось, как я думаю, только решение Облисполкома о принятии здания Троицкого собора на местную охрану. Неужели только от этого зависит начало ремонта здания? Мне кажется, что они тянут только потому, что не знают, кто будет производить эту работу и поэтому боятся принять на себя ответственность за начало ремонта…» (из письма А. С. Шолохова из Москвы к А. И. Захарову в Тамбов от 15 апреля 1969 года).

«…Как видно из письма, за этот промежуток времени ничего не изменилось, разрушение собора продолжается, что видно вошло в систему работы Моршанского горисполкома. Тот же бюрократизм, рутина и косность и, как видно, надо принимать меры — уж другие, так как-то, что уже делалось, не даёт желаемые результаты. У меня сложилось два пути, по которым буду действовать, о результатах Вам сообщу…» (из письма А. С. Шолохова из Москвы к А. И. Захарову в Тамбов от 20 июля 1969 года).

«…Обстоятельства складываются так, что просто приходится удивляться, — всё замолкло, и всё стоит на месте; как было, так и остаётся. Был у т. Кривоноса в Министерстве культуры, он мне сказал, что ещё в 1969 г. летом он послал список по памятникам истории, культуры и архитектуры по Тамбовской области в Тамбовский облисполком с тем, чтобы по этому списку они дали своё заключение и рассмотрели его с последующей высылкой в Министерство культуры для представления выше на предмет выделения средств (этот список я читал — он большой). Но Тамбовский облисполком хранит гробовое молчание. То ли это детская беспомощность, то ли это вполне сознательное нежелание вообще говорить по этому вопросу. Похоже на последнее. Большая просьба к Вам, Алексей Ионович, протолкнуть этот вопрос, чтобы они что-нибудь ответили на список т. Кривоноса, ведь от этого зависит выделение средств.

Получается, что бьёмся как рыба об лёд. Было бы честнее со стороны тамбовского руководства сказать, что не хотим что-либо делать по этому вопросу, а то выжидают, когда им дадут какую-то команду свыше. Ведь это же перестраховка, сидят в щели и молчат. Есть здесь что-то от кретинизма — наверно они считают, что если развалить соборы, от этого верующих станет меньше. Религия отмирает и конечно отомрёт, но памятники архитектуры должны остаться.

Я обратился в Центральный Совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры… Председатель его, т. Иванов Владимир Николаевич, очень любезно меня принял — изложено ему было всё, поговорили обо всём, и всё свелось к тому, что я попросил его написать письмо в Моршанский горисполком с просьбой сообщить, почему он не принял собор на местную охрану и есть ли средства на ремонт по ст. 15 счёта. Он мне обещал, и я нахожусь в ожидании результатов.

Всё свелось опять к безнадёжной писанине, но моршанские отцы города будут знать, что этот вопрос не замирает, и все их попытки отложить его в долгий ящик и отмолчаться обречены на провал, во всяком случае, рано или поздно, этот вопрос станет в повестку дня.

Вы были в Ленинграде и наверно видели, как ленинградцы уважают памятники истории, культуры и архитектуры, видели в каком порядке всё это находится, несмотря на страшную и тяжелую блокаду, ну, а мне так и не пришлось там побывать, надеюсь сделать это летом этого года…» (из письма А. С. Шолохова из Москвы к А. И. Захарову от 28 января 1970 года).

А. С. Шолохов ездил в Ленинград, к специалистам по истории архитектуры, чтобы сделать атрибуцию моршанского Троицкого собора и попытаться определить, кто являлся автором его проекта.

«…В инспекции по охране памятников (ул. Зодчего Росси) г. Ленинграда собралось в кабинете много людей, в том числе учёный секретарь. Никто ничего не мог опровергнуть, и все согласились на том, что если это не Стасов, то его школа. Обещали мне помочь и просто удивлялись невежеству моршанских руководителей, которые довели этот памятник архитектуры до такого состояния.

Может быть, в Тамбовском облисполкоме уяснят, что этот памятник надо сохранить и принять его под охрану и ремонт. Пока стасовское строительство в Тамб. области — это Троицкий собор в Моршанске и больше нет. Спасибо им не скажут, если они не вынесут нужного постановления своевременно…» (из письма А. С. Шолохова из Ленинграда к А. И. Захарову в Тамбов от 25 февраля 1970 года).

«…Несколько раз читала Ваше письмо и две копии, приложенные к нему. Если не ответит [В.И.] Пилявский из Ленинграда Вам, то мы на месте ничего с Вами не найдём и все труды и заботы пропадут. В архиве музея ничего нет, кроме проекта, который Вы видели и знаете о нём. В библиотеках ничего нет подходящего; если попробовать в тамбовском госуд. архиве за 1836—1857 гг., возможно, что-либо найдётся, но с трудом верю. Сделать надо запрос в ленинград. биб-ку им. Салтыкова-Щедрина и архив архитектуры. Литературу своей биб-ки знаю и ещё раз проверяла; об авторе собора ничего нет. Я могу прислать Вам фотокопию с проекта собора, утверждённого Николаем I. Если в этом есть нужда.

Совсем не нравится мне копия от 10/II-70 г. № 148/60; кто будет заниматься этим вопрос ради… архитектурного силуэта города и его объёмно-пространственной выразительности? Раз здание снято с государственного значения, никого не обяжешь вновь заниматься этим вопросом. Виноват в этом Совет Всероссийского об-ва охраны памятников истории и культуры; когда они исключили из списков собор, мне не понятно. Считаю, что дело теперь проиграно» (из письма П. В. Кобзевой из Моршанска к А. И. Захарову в Тамбов от 8 марта 1970 года).

«…Завтра 16-го марта уезжаю в Москву; окончился мой месячный труд в архиве, просмотрено до десятка фондов с сотней архивных документов. Проект автора собора я не нашёл. Сейчас этот труд продолжает младший научный сотрудник архива т. Дятлова, но нужно учесть, что она почти уверенно сообщила о том, что эти чертежи надо искать в архивах Тамбова или Моршанска — это придётся делать, очевидно, нам с Вами; как говорят, ищите и найдёте; даже может быть он лежит где-нибудь в частной коллекции в г. Моршанске у одного из членов строительной комиссии, в которую входили частные лица…

Но бесспорно по документам архива быв. Святейшего Правительствующего Синода установлено следующее и, между прочим, очень интересное: это прошло через обер-прокурора Синода в ответ на донесение преосвященного Епископа Тамбовского Николая от 6 февр. 1849 г. № , Синода 2548 от 22/3-го марта 1849 г., что созидание храма в Моршанске совершается под наблюдением сведущего и опытного в строении храмов каменнокладчика Владимирской губ. и уезда, села Красное, крестьянина Стефана Васильева Люлина.

Крестьянин Люлин был крепостным человеком и, выходит, что здание Троицкого собора строил архитектор-самоучка, крепостной, впоследствии вольноотпущенный и награждённый после постройки собора вчерне, отношением Министра внут. дел за № 3295/751; затем шло художественное оформление храма до 1857 г.

Итак, крепостной строил (может быть, он и автор проекта по школе Стасова?) на средства населения гор. Моршанска, что также видно из документов, а дельцы из Моршанска сейчас разваливают по существу творение крепостного-архитектора-строителя. Об этом надо говорить и говорить изо всех сил и возможностей.

В Москве жил крепостной архитектор и художник Аргунов; он создал в Останкине дворец графа Шереметева и сейчас он охраняется как создание крепостных. Почему же руководящие люди из Тамбова и Моршанска не уважают и не ценят труд крепостного Люлина. Досаду, страшную досаду испытываю я, когда вспоминаю об этом соборе. Во всех документах архива говорится о важности и огромности сооружения. Ну что ж найдём пути дальнейшей борьбы за сохранение творения строителя-архитектора крепостного Люлина С.В. […].

P. S. Сейчас иду к В. И. Пилявскому взять у него документы в Министерство культуры РСФСР, получит их и тамбовское руководство» (из письма А. С. Шолохова из Ленинграда к А. И. Захарову в Тамбов от 15 марта 1970 года).

«Шлю Вам самые добрые пожелания, получил два письма от 5.V и 24.V-70 г., спешу ответить.

Письмо от 5.V насыщено прямо-таки чёрным пессимизмом и неверием в то, что можно прошибить вопрос постановки Троицкого собора на гос. охрану: „Они отнесутся к Вашему письму аккуратно, не упираясь, и ничего не сделают“. И как, видимо, это письмо наделало шуму и из шума кое-что вышло, никогда нельзя терять надежду на лучший исход, ибо справедливость всегда победит. Философия эта сейчас ни к чему, есть результат и очень хороший, во втором письме от 24.V, где видно, что затраченные усилия не пропали даром и даже председатель Тамб. облисполкома нашёл в себе мужества просить о постановке Троицкого собора на гос. охрану, что, конечно, после письма В. И. Пилявского он будет взят под охрану и реставрирован.

Я говорил с т. Ивановым. Он согласен отпустить средства, и [я] просил его доложить о хамском отношении к собору зам. пред. Совета министров РСФСР Кочемасову, что им и было сделано.

С И. В. Маковецким мы были у зам. министра т. Стриганова (правда это происходило без меня, и я в это время сидел в приёмной у чудесного его секретаря), и мне было дано понять, что всё будет хорошо.

Идея вовлечь Моршанский строительный техникум, как на практику, по ремонту собора, просто хорошая; и советую, и желаю успеха в этом деле. Теперь и Аморантов будет разговаривать по-другому, когда я буду в Моршанске (июнь 70 г.), я ему приподнесу хорошую пилюлю, он на все мои письма отвечал гробовым молчанием, и это молчание не пройдёт ему даром, ведь и он разваливал собор в течение десятка лет. У меня были собраны все документы для обращения в Прокуратуру РСФСР, но очевидно, что этот вопрос отпал к моему большому облегчению, ведь всё это стоит страшных переживаний.

В. И. Пилявский в своём письме просил переслать Вам его письмо, что я и делаю, прилагая к этому письму. Он и прямо сказал, что напишет в „Тамб. правду“. Его статью можно ожидать в любой центральной газете.

Меня удивляет, почему управление культуры области не заведёт учёт памятников. Что они вообще делают тогда? Этот учёт есть в инспекции по охране памятников у т. Кривоноса, почему не возьмут?

Денег я не получил за поездку в Ленинград, израсходовал всего 46 руб., да и стыдно как-то ставить вопрос о деньгах.

Надо требовать от управления культуры выполнения всех законов Советской власти об охране памятников, иначе толку не будет, обращение к гражданской совести и декларативные письма на них не действуют.

Обращение к закону — самый верный путь.

Теперь надо подумать о Боголюбском соборе в Мичуринске, туда пойдёт моё письмо, буду ждать ответа, и если здешние руководители возьмут на вооружение тактику Амортнова (гробовое молчание), тогда придётся подумать, как заставить их заговорить. Надо ковать железо пока горячо, пример Троицкий собор…» (из письма А. С. Шолохова из Москвы к А. И. Захарову от 27 мая 1970 года).

«Вы наверно, знаете, что наконец-то собор взят на учёт как памятник республиканского значения. Знаю, что звонили из Облисполкома тов. Диденко в отдел культуры и приезжал тов. Титов и, говорят, ещё будет, по вопросу собора. Гласность большую не придают, но слышала, что отпустили на ремонт 50 000 руб., и теперь придётся брать на баланс. Как дальше вопрос будет развёртываться, не знаю. Они молчат, а я стараюсь не спрашивать.

…Будем надеяться, что лёд тронулся. Мне давали читать письмо Шолохова (из Москвы), он ничего об этом не знает. Кто мог протолкнуть дело, не знаю, наверно, Пилявский? Если приедет в Моршанск в 1972, узнаем тогда. Член об-ва по охране памятников Померанцев Н.Н. даже так сказал: что надо обратиться к Фурцевой, она быстро решает такие вопросы. Как дальше будут развёртываться события…

Вы наверно слышали, что заставных столбов XVIII в. теперь нет в Моршанске» (из письма П. И. Кобзевой из Моршанска к А. И. Захарову в Тамбов от 21 ноября 1971 года).

Марина Климкова

 
« Пред.   След. »

Рейтинг@Mail.ru

© 2021 Моршанск