▲ Наверх

Краткие новости

На сайте открылся новый раздел ФотоИстория в котором собраны уникальные фотографии старого Моршанска конца 19 начала 20 вв.
 

Главная arrow Новости arrow Исторические статьи arrow М.К. Снытко, "Город Моршанск"
М.К. Снытко, "Город Моршанск" Печать E-mail
06.01.2007 г.

Предлагаемая книжка представляет собой краткий экономико-географический очерк, посвященный Моршанску. Его история насыщена многими фактами, бесспорно представляющими интерес для читателей.
Современный Моршанск принадлежит к числу тех городских поселений нашей страны, где промышленное и жилищно-бытовое строительство приобрело достаточно значительные размеры, растет культура. У города завидные перспективы, это наглядное подтверждение того, что Программа КПСС успешно претворяется в жизнь, ведь в Программе четко обозначено: «…все большее развитие получат небольшие и средние благоустроенные города».
Автором использованы многочисленные публикации, архивные источники, материалы областных и городских организаций, Моршанского краеведческого музея. При подготовке текста к печати учтены замечания и пожелания работников ряда промышленных предприятий, горкома КПСС и горисполкома, сотрудников музея, преподавателей, внимательно ознакомившихся с рукописью.

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Небольшой, но в нем дела большие...
Город мой встает передо мной,
Как частица Родины — России
Сердцу самый милый и родной.
(И. Шамов. «Мой город»).

ГОРОД МОРШАНСК расположен на севере Тамбовской области, в том месте, где судоходная река Цна пересекается Куйбышевской железной дорогой, а с юга (от Тамбова к Москве) проходит автомобильная магистраль. Это обеспечивает городу хорошую транспортную связь с центром области, а также с Москвой и Поволжьем.

Город в основном размещается на левом возвышенном берегу реки Цны, и лишь небольшая его часть переходит на правый низменный берег. Поверхность территории города и окрестностей в целом равнинная, но все же здесь наблюдаются некоторые различия между левобережной и правобережной частями. Левобережье города — неширокая (800—1000 м) ровная (надпойменная) терраса, вытянутая с северо-востока на юго-запад, сменяется (к западу) крутым склоном долины, который перерезается глубокой балкой Рясловкой. К западу простирается равнина. У ее начала (в. привокзальной части) имеются свободные площадки, что делает эту территорию наиболее удобной для промышленной и жилой застройки. Высоты левобережья над уровнем моря колеблются от 109 до 143 м. Правобережье — типичная пойменная равнина, протянувшаяся к востоку на 1—1,5 км, с заболоченными понижениями, староречьями. К востоку (район пивного завода) пойма сливается с приподнятой ровной песчаной террасой, на которой кое-где видны дюнообразные возвышения. Вдоль нее вытянулась старица Лештавка. Весной правобережье, за исключением возвышенной части, затопляется рекой.

Древнейшие кристаллические породы, образующие фундамент Русской равнины, в районе Моршанска залегают на глубине более 1 000 метров. Сверху они перекрываются отложениями, которые образовались в древних морях, когда-то покрывавших обширные пространства нынешней суши. Самыми древними из них являются девонские известняки, доломиты и глины, в которых содержатся водоносные горизонты. Выше залегают отложения каменноугольной системы: известняки, глины, сланцы встречаются с тонкими прослоями угля. Эти породы содержат мощные водоносные горизонты. В скважинах, расположенных в пониженных местах, воды находятся под напором (самоизливаются) и широко используются коммунальным хозяйством и населением города. Юрские отложения, которые перекрывают каменноугольную систему (карбон), представлены черными и темно-серыми глинами. Выше залегают породы мелового возраста, состоящие из кварцевых, серых и темно-серых песков. Они выходят на дневную поверхность в обнажениях балки Рясловки. К более поздним (четвертичным) отложениям относятся суглинки, глины, древние и современные речные отложения. С ними связаны месторождения минеральных строительных материалов. Древние речные отложения слагают надпойменные террасы реки Цны, в их составе встречаются пески, супеси, суглинки. По правобережью к ним приурочено, например, месторождение стекольных песков. Современные речные отложения образуют пойму реки Цны. Это преимущественно пески, супеси, реже суглинистые и илистые образования. В пойме развиты болотно-торфяные отложения, с которыми связаны многочисленные торфяные залежи за пределами города. Из числа полезных ископаемых можно отметить два месторождения — глин и суглинков. Одно расположено на северо-западной окраине города, за линией железной дороги, непосредственно примыкая к оврагу Рясловка, и служит источником сырья для производства кирпича, пустотелых блоков и черепицы Моршанскому заводу стройматериалов. Второе месторождение кирпичных глин — расположено на юго-западной окраине города.

Климат города умеренно континентальный (теплое лето и умеренно холодная зима). При среднегодовой температуре воздуха +4,1 температура самого холодного месяца (января) составляет —11,1°, а самого теплого (июля) +19,5°. Теплый период наступает в начале апреля и продолжается до первой декады ноября. т. е. с середины апреля средние суточные температуры переходят через +5°, а в начале мая + 10° и выше. В это время в районе идет посев теплолюбивых культур — кукурузы, проса, гречихи, а в пригородной зоне — картофеля и овощных. Зима (средняя суточная температура ниже 0°) длится в районе города обычно с первой декады ноября до конца марта. Самые низкие температуры достигают —40°. По средним многолетним показателям, последний заморозок весной приходится на середину первой декады мая (5 мая), первый же осенний заморозок — на конец третьей декады сентября. На территории города и его окрестностей в течение года (по результатам многолетних, наблюдений) выпадает около 480 мм осадков. За теплый период (апрель—октябрь) выпадает 330—350 мм, за холодный (ноябрь— март) — 130—150 мм, причем наименьшее количество осадков приходится на февраль и март, а наибольшее — на июнь. Следовательно, сумма выпадающих осадков за теплое время года достаточно обеспечивает садовые и огородные растения почвенной влагой в период их вегетации. Устойчивый снежный покров ложится к третьей декаде ноября. Наибольшая толщина снежного покрова бывает в конце февраля, в защищенных местах она составляет 40— 50 см, на открытых — несколько более 20 см. В конце марта снег начинает таять и сходит к концу первой декады апреля. Таким образом, климатические условия Моршанска позволяют выращивать овощные культуры, картофель, плоды, а в колхозах района — зерновые культуры, махорку, коноплю и сахарную свеклу. В районе Моршанска преобладают ветры южных, западных и северо-западных направлений, а зимой бывают и северные ветры.

Через Моршанск в северном направлении протекает река Цна — самая значительная водная система Тамбовской области. На реке в районе города сооружена плотина, которая образует подпор воды и регулирует её сток. Это имеет важное значение для судоходства и обеспечения водой промышленных предприятий. Выше плотины река разливается по пойме, образуя причудливые сочетания водной поверхности и небольших островов, покрытых летом буйной зеленью камыша, рогоза и осоки. Для пропуска судов восточнее основного русла прорыт судоходный канал, на котором в послевоенные годы трудящиеся города методом народной стройки построили самый большой на реке шлюз. Питание реки преимущественно снего-дождевое. В отдельные годы при ливневых осадках летом и осенью наблюдаются кратковременные наводки. По средним многолетним данным, замерзание реки у Моршанска происходит в конце ноября. Продолжительность ледостава равна 135—146 дням. Вскрывается река в первой декаде апреля. Навигационный период продолжается около 200 дней. В жизни города Цна имеет важное хозяйственное значение. Ее воды используются и промышленными предприятиями, и для коммунальных нужд, и для полива садов и огородов. По реке из прицнинских лесхозов к городу на баржах и плотах поступает лес, из Рязанской области идет для строительства камень-известняк. В весенне-летнее время река становится местом массового отдыха трудящихся, на ее берегах появляется много купающихся и любителей рыбной ловли.

В пределах города преобладает культурная растительность. В левобережной западной части (по водораздельному склону и склону долины Цны) расположены сады и огороды. На улицах и в скверах высажены тополи, клены; встречаются липы, березы, вязы. На правом берегу расположена зеленая зона города: сосновые (сухие) боры. В пониженных местах растут дубы, березы и осины. Пригородный лес сливается с основным массивом Прицнинских лесов. По левобережью почвы в основном черноземные, в пойме — луговые и торфяно-болотные, и серые лесные оподзоленные — на правом берегу.

ИЗ ПРОШЛОГО МОРШАНСКА

ГОРОД МОРШАНСК относится к числу старинных поселений Тамбовской области. Время его возникновения точно установить вряд ли возможно. Оно, по-видимому, восходит к XVI веку — тому периоду русской истории, когда начало укрепляться и расширяться централизованное государство во главе с Москвой. Имеющиеся археологические материалы, исторические документы (древние грамоты) и другие источники позволяют проследить более ранний период развития, характер и условия складывания населенных пунктов по долине нижней и средней Цны. Это дает ключ к пониманию общего процесса заселения и хозяйственного освоения Тамбовского края.

Восток и северо-восток Тамбовской области с древнейших времен был заселен мордовскими племенами. Об этом свидетельствуют археологические памятники VIII— XI веков — Лядинский и Томниковский мордовские могильники, описанные в 90-х годах прошлого века В. Н. Ястребовым. В советское время (1927—1928 годы) археологические материалы о мордве пополнились благодаря работам археолога-краеведа П. П. Иванова, изучившего погребения Крюковского, Кужновского и Елизавет-Михайловского могильников, расположенных по правобережью Цны в 5 и 7 км от города.

Мордовские племена в это время занимались разведением скота, земледелием, охотой, собиранием меда диких пчел. Они жили преимущественно в небольших поселениях у лесных опушек, по берегам рек. В хозяйстве они использовали земледельческие орудия (кирки, мотыги), деревянную посуду, металлические изделия (ножи, топоры); в обиходе применяли украшения из бронзы, серебра что свидетельствует об их довольно высокой материальной культуре. Исследования П. П. Иванова позволяют установить, что между Мордвой и древней Русью существовали тесные культурные связи. Восточнославянское население издавна обосновалось в бассейне Оки. Отсюда проникало по рекам Воронежу и Дону на закрепляясь в пределах запада и северо-запада Тамбовского края. В IX—XI веках славяне продвигаются на восток к устью Цны и на Мокшу. Этому способствовали возникшие по берегам реки древние города Рязань и Муром, а также усилившиеся торговые связи между Киевской Русью и волжской Болгарией, (следует иметь в виду, что территория нижней Цны, где впоследствии возник Моршанск, находилась в сравнительной близости от окского торгового пути).

В XI—XIV веках, в период феодальной раздробленности Руси, бассейн Цны составляд юго-восточную окраину Рязанского княжества. Оно не имело естественных оборонительных рубежей на своих южных границах и поэтому подвергалось частым нападениям половцев, а несколько позже татар.

Начиная с XII века Рязанское княжество оттесняет половцев к югу. Этот процесс сопровождался частыми и жаркими схватками княжеских дружин с половецкими отрядами. Так, в одной из летописей рассказывается: «Лета 1131 князи Рязансти и Муромсти много половец побища и снидошася на сечу и бишася крепко». Нашествие на Русь монголо-татарских орд (в первой половине XIII века) задержало освоение русскими «Рязанской украйны». Пока татары изредка появлялись в междуречье Хопер—Дон, они не создавали особо больших помех в формировании редких русских поселений, размещавшихся по долинам рек в густых лесах.

Но с конца XIV века (после Куликовской битвы) опустошительные набега татар на русские земли усилились. «Рязанская украйна» с 1388 по 1402 год семь раз подвергалась нападениям кочевников.2 Обширная лесостепная территория между Окой, Доном и Вороной превратилась в «дикое поле». В конце XV века (о чем свидетельствуют грамоты рязанских князей) бассейн нижней и, по-видимому, средней Цны был засел русскими. В одной из грамот, датированной 1496 годом, говорится: «...А что наши села Мордве на Цне и на Украине, а те села ведаши нам по записям». Русское население занималось в то время пашенным земледелие охотой, рыбной ловлей, бортным промыслом (сбором меда диких пчел). Редкие поселения русских людей размещались вдоль реки Цны у окраин лесных массивов, служивших защитой во время набегов кочевников.

В XVI веке расширившее свою территорию Московское государство прилагало усилия закреплению и хозяйственному освоению земель Черноземного района. Этому благоприятствовали богатейшие почвенно-климатические условия здешних мест, обилие рыбы, зверья. В свою очередь экономическое освоение и заселение района, строительство укрепленных пунктов позволяли оттеснить кочевников далеко на юг и, таким образом обезопасить жизненные центры страны. это время создается укрепленная полоса, «засечная черта», возникают новые города крепости, и среди них Шацк. С постройкой «засечной черты» и выдвижением на юг в конце XVI века новых городов (Воронеж, Белгород и др.) заселение земледельческое освоение бассейна Цны усилились.

По Цне под прикрытием Шацкой крепости возникают новые и растут старые поселения. Но общее их число, по-видимому было небольшим, к тому же они подвергались частым набегам кочевников, которые разрушали поселения. Первые письменные сведения о Моршанске относятся к 20-м годам XVII века. В Шацкой исцовой книге Фёдора Чеботова, составленной в 1623 году, среди большой группы поселений, расположенных в основном в долине реки Цны, упоминается и деревня Морша, которая в то время входила в Верхоценскую дворцовую волость Шацкого уезда, а волость территориально охватывала бассейн нижней и средней Цны и являлась обширным владением царской фамилии. В писцовой книге перечисляются многочисленные «бортные урожаи» (по рекам Цне, Кашме, Большому и Малому Ломовисам, Выше, Пичаевке, Вороне, Арзазовке), принадлежавшие жителям Морши и с которых они платили оброк царскому двору.

Возведение Белгородской оборонительной Роты и основание на ней в 1636 году городов Тамбова и Козлова резко ускорило заселение и освоение Тамбовского края пришлым населением (беглыми крепостными крестьянами, жилыми людьми) из центральных районов. Важной предпосылкой интенсивного земледельческого освоения края во второй половине XVII века явилось установление постоянных экономических связей с Москвой. Они были показателем формирования общенационального рынка, втягивавшего в хозяйственные связи новые районы да Верхоценской дворцовой волости, которая с 1636 года входила уже в Тамбовский уезд, довольно быстро развивалось земледелие (посев ржи, овса, проса, бобовых, возделывание хмеля), разводился крупный рогатый скот, свиньи, пчелы, процветало бортничество. Крестьяне волости платили оброк «а дворцовый обиход столовыми припасами», куда входили, следующие продукты: свиное мясо, коровье масло, мед, хмель. «Оброчная книга» за 1662 год показывает, что с крестьян волости было собрано за один лишь 1656 год 128 пудов меда и более 14 пудов хмеля.

К 70-м годам XVII века на территории Тамбовского края сформировалась многочисленная сеть сельских поселений, насчитывавшая более 100 сел и деревень с одиннадцатью тысячами дворов. Села и деревни размещались преимущественно к северу от Тамбовско-Козловской оборонительной линии. Согласно писцовым книгам, в Верхоценской волости Тамбовского уезда сосредоточивалось более 50 населенных пунктов. При этом наиболее «старые» села сложились по долине Цны, они же выделялись и людностью. Общая численность мужского населения уезда составляла в это время 15333 человека. С быстрым ростом населения во второй половине XVII века связано увеличение сельскохозяйственного производства, развитие в городах и крупных селах торговли и зарождение ремесла. Торговля в Тамбовском крае, как и в других окраинных территориях Московского государства в XVII веке, имела свои особенности. Отсутствие за ней достаточного контроля, а порой благоприятные возможности уклоняться от уплаты пошлин привлекали сюда «торговых людей».

В 1666 году таможенный откупщик г. Тамбова в жалобе царю писал: «...А ныне, государь, в Тонбове городе и в Тонбовском уезде и иных городов и уездов всяких чинов торговые люди покупают всякие товары на Москве и в городах беспошлинно возят на Тонбов, на Дон и на Хопер и в вотчины, а твоих великого государя, пошлин не платят». В 70-е годы XVII века село Морша — крупный населенный пункт, имевший хозяйственное и оборонительное значением. Наличие писцовых книг — важных документов того времени, позволяет составить о нем довольно полное представление. Село располагалось в левобережной части Цны, недалеко от места впадения в нее реки Кашмы (в прошлом Кашматы), через которую с давних времен существовал выход на Ворону, Хопер и Дон. С юга через село проходила гужевая дорога, связывавшая Тамбов с Москвой и окско-волжскими городами (Коломной, Рязанью, Муромом, Н. Новгородом), а также с Астраханью и Нижним Доном. Таким образом, во второй половине XVII века Морща оказалась на важном перекрестке торгово-транспортных путей. По гужевому тракту из юго-восточных степей в Москву за лето перегонялось до 50 тысяч лошадей. Отправка конского базара, или «ордобазарной станицы», из Астрахани происходила через Царицын, Тамбов и Шацк. Из местных товаров, направлявшихся по тракту к Москве, были: хлеба, свинина, говяжье сало, мед, хмель.

Положение села у «Кашмыских ворот» на Цне в значительной степени усиливало его роль как центра транзитной торговли, поскольку «с рек Хопра и с Вороны и с Медведицы выходят земцы и вольные люди с вольных рек из вотчин, вывозят мед, рыбу и всякие звери и бывают товаром выходы большие». Писцовая книга довольно полно раскрывает жизнь села в 70-е годы XVII века. В это время в Морше насчитывалось 298 дворов, из которых 280 — тяглых крестьян, 15 — бобыльных (беглых крестьян), 3 — солдатских. Численность мужского населения составляла 923 человека. Общее количество населения села, по-видимому, приближалось к двум тысячам жителей. Следовательно, это было крупное для того времени, типично сельскохозяйственное поселение. Жители имели пахотные «оброчные земли во всех трех полях», выгоны, пастбища. Небольшая часть мужского населения (98 человек) посылалась «на службу государя на Дон», а солдатские дворы несли службу «по Тамбовскому валу». В книге мы не находим описания торговой деятельности села, однако об этом в большей или меньшей степени говорят находившиеся там службы.

В Морше размещался «двор государев», где в прошлом жили царские «прикащики», а в описываемый период находились таможенные головы («кашмыских ворот головы»), в обязанности которых входил таможенный досмотр и сбор пошлины с товаров, шедших по реке Кашме с юго-восточных степей к Москве и в обратном направлении. Здесь же рядом размещались судебная изба и кружечный двор. Морша в этот период играла важную оборонительную роль. В пяти верстах к юго-востоку от села на реке Кашме располагалась «валовая крепость» для защиты Верхоценской волости от нашествия «воинских людей». В перечень сооружений крепости входили: «ворота кашмыские на реке», частокол («частик ») и надолбы, поставленные более чем на 2 версты вдоль берега. Своими краями они подходили к топям и болотам и таким образом создавали единый защитный рубеж. В 46 саженях от укрепленного берега размещался «городок» (крепость), построенный в «красном лесу», и состоял из башни с проезжими воротами и сторожей вверху. Длина каждой крепостной стены составляла всего 43 сажени. К городку примыкал деревянный острог, длина стен которого «на сторону по 500 сажен». Стены непосредственно упирались в топкие болотистые и малопроходимые места. Вооружение укрепленного городка было весьма скромным. Оно состояло из одной пищали, 10 железных ядер к ней, 10 мушкетов, одного пуда пороха и пуда свинца. Караульную службу в городке «по указу великого государя» несли крестьяне «старых и новых сил» Верхоценскои волости «с выти по человеку, переменяючися понедельно».

Можно считать, что крепость Морша охраняла важный проход из юго-восточных степей и как бы служила продолжением на северо-восток дальних окологородных оборонительных сооружений Тамбова. К концу XVII века Моршинская крепость по существу потеряла военное значение, так как границы государства в это время продвинулись уже далеко на юг и нападения татар прекратились. Село все более выступало как важный пункт торгово-транспортных операций и сельскохозяйственного производства.

В XVIII веке, под влиянием спроса национального рынка, в Тамбовском крае расширилась запашка земель, увеличилось производство зерна и животноводческих продуктов. Усилению торговых связей с Москвой, городами верхней Волги и Петербургом способствовала складывавшаяся сеть трактовых и водных путей. Река Цна в нижнем течении становится важным торговым путем. В это время наиболее крупными узлами гужевых дорог сделались города Козлов, Тамбов и село Морша, последнее к тому же стало и пристанью на Цне.

В 60-х годах XVIII века от Морши к Москве и даже Петербургу по реке Цне в полную воду отходили барки, нагруженные хлебом. Известный исследователь «российской коммерции» второй половины XVIII века М. Д. Чулков в числе внутренних портов страны называет Моршу: «в оном селе состоит судовая пристань».

В конце 60-х годов село Моршу посетил путешествовавший по России академик Фальк. Из его скупых, но весьма интересных записей видно, что Морша представляла собой крупный населенный пункт с развитым полотняным производством, с крупным винокуренным заводом. Развитие коноплеводства в крае (Шацкая провинция) способствовало возникновению в Морше канатного производства. Спрос на канаты предъявляли речное судоходство и мореходство. Моршанская канатная фабрика купца Копейкина (в 60-х годах) изготовляла смоляные канаты, бечеву. На ней было занято более 30 рабочих, а основной капитал предприятия составлял 1 300 рублей. Увеличение притока зерна и других сельскохозяйственных товаров к ценской пристани обусловило создание новых перерабатывающих производств — мукомольного и салотопенного. В это время дворцовое ведомство строит на реке Цне крупную мельницу (на 24 постава) и плотину.

К середине 70-х годов Морша уже ничем не отличалась от многих тогдашних городов России, хотя и не являлась официально городом, Поэтому административная реформа России, проведенная при Екатерине II, лишь юридически закрепила за селом в 1779 году ранг городского поселения. Моршанск сделался центром обширного уезда Тамбовской губернии. Основу коммерческих операций города несомненно составлял хлебный торг, имевший общероссийское значение. «Многие губернии России, бедные хлебом, и даже самые столицы, армия и флот, — писал французский инженер Боадебар, возглавлявший строительство мельницы графа Кутайсова на Цне выше Моршанска, — получают хлеб из Моршанска, где отпуск муки и различного рода зернового хлеба простирается на сумму от 800 до 900 тысяч рублей в год». Бойкая торговля хлебом наблюдалась в зимний период, когда по санному пути в город стягивались большие партии зерна из уездов Тамбовской, Пензенской и даже Саратовской губерний. Важное место в торговле занимал скот, говяжье сало, пенька, мед, щепные товары. В городе действовали бумажная, канатная, полотняная фабрики, пильная мельница (лесопильня), сукновальня и несколько салотопен. Моршанское парусное полотно (до 25 000 аршин ежегодно) отправлялось в порты_страны — Петербург и Таганрог. Среди промышленных производств главное место занимала переработка зерна — мукомольное и крупяное дело.

В конце XVIII века работала уже крупная по тому времени мельница графа Кутайсова, а также от 400 до 500 ручных крупорушек и мельниц, на которых всего было от трех до четырех тысяч рабочих. Местные мельницы, однако, не успевали перерабатывать поступавшие в город хлеба, поэтому часть их отправлялась в зерне. К сказанному следует добавить, что в городе и окрестных селениях по реке Цне ежегодно строилось до 100 судов (барок), которые использовались для сплава хлебных и других товаров. Расширение торговли увеличило операции городской пристани, так как подавляющая часть закупленных товаров направлялась к столицам и городам верхней Волги водным путем. Моршанская пристань в конце XVIII столетия, по свидетельству современников, считалась одним «из важнейших портов Российской империи». Но ее оборудование и обслуживание находилось на низком уровне. На пристани наблюдалась хаотичность в размещении складских построек, баржи строились и оснащались плохо, а «способы нагрузки барж грубы и тяжелы».

В 1785 году был утвержден первый план города. Контуры его прямолинейно-квартальной структуры хорошо сохранились до настоящего времени. Несколько раньше (1781 год) был утвержден герб, который символизировал хозяйственное значение Моршанска среди городов России. В верхней части щита на нем был изображен герб Тамбова (губернского центра), а в нижней, на голубом поле, два четвероконечных якоря. Город стал застраиваться по новому плану и насчитывал 609 домов. Вскоре Моршанск, как и многие города России, стал обрастать слободами. Они беспорядочно окружали город с юга, запада, севера и размещались в заречной стороне. Хотя слободы юридически находились за пределами города, но крестьяне, жившие в них, втягивались в хозяйственную деятельность Моршанска, обслуживая пристань, мукомольное производство, извоз и т.п.

Развитие капиталистического уклада в России, ясно обозначившееся с 30-х годов XIX века, появление центров крупной промышленности в Подмосковье увеличили спрос на сельскохозяйственные товары, что создавало благоприятные условия для роста торговли, мукомольной и салотопенной промышленности в городах черноземного края и, в частности, в тамбовских городах. Этот процесс нашел особенно яркое отражение в хозяйственной жизни Моршанска, наиболее удобно расположенного по отношению к Москве и Подмосковью. В 30-е годы значение Моршанска как крупного центра хлебной и сальной торговли возросло. Его торговые обороты, где главное место занимали хлеба в зерне, мука, крупа и продукты животноводства, достигали двух миллионов рублей. Вокруг базарной площади и по главным улицам города размещалось 80 каменных и 62 деревянных лавки. Положение города на скотопрогонном тракте было важным условием для роста салотопенной промышленности. В это время среди промышленных заведений, общее число которых достигло 30, преобладали салотопни. На них вытапливалось более 80 тыс. пудов говяжьего и овечьего сала, приготавливалось более 98 тыс. пудов солонины. Вся эта масса продуктов направлялась на судах к Москве, в Петербург, Нижний Новгород, Рыбинск.

image

В среднем с 1820 по 1838 год ежегодно с весенним паводком отправлялась около 400 барж. На основе использования сырья скотобойного производства в городе работали кожевенный, клеевой и свечной заводы; возникло пивоварение. В пределах городской черты в 30-е годы насчитывалось уже 708 домов (из них 150 каменных), пять крупных улиц (Выгонная, Тамбовская, Базевская, Софийская, Набережная), а численность населения составляла 6 665 человек. Разбогатевшее купечество (хлеботорговцы, скотопромышленники) строили дома-особняки, лавки, многочисленные лабазы. Предпринимались некоторые попытки к украшению города монументальными церковными зданиями. Так, в 1836 году был заложен Троицкий собор, строительство которого завершилось в 1857 году.

К 60-м годам роль Моршанска как торгово-транспортного узла неизмеримо выросла. Хлебный торг по-прежнему являлся главным звеном в коммерческой жизни города. Зона хлебной торговли охватывала территории, удаленные от города на расстояние более 300 верст в пределах востока Черноземного района и соседних Пензенской и Саратовской губерний. Обороты Моршанского хлебного рынка достигали 5 млн. рублей. С ним было связано мукомольное производство. Вторую статью торговли составляло сало. Ежегодно в Моршанск для убоя пригонялось до 20 тыс. голов крупного рогатого скота и до 100 тыс. голов овец из донских, саратовских и астраханских степей. Вытопка сала достигла 140 тыс. пудов, приготовлялась солонина, развивалось мыловарение. В 1861 году, например, в Москву и Петербург с городской пристани было отправлено на 516 тыс. рублей сала и около 3 тыс. пудов мыла. Видное место в торговле занимали щепные товары (рогожки, кули, бочки), которые привозились из северных уездов губернии хлебного и сального торга.

В 1861 году из общей численности населения города в 13840 человек купцов было 1870, а все городские сословия (купцы, мещане и ремесленники) составляли более 85 процентов городского населения. Даже крестьяне, проживавшие в городской черте и занимавшиеся преимущественно «хлебопашеством», широко практиковали побочные промыслы: извоз, работа на пристанях, содержание постоялых дворов. Территория города в этот период была относительно плотно застроена; насчитывалось 1007 жилых зданий, в том числе 271 — каменное. Между тем в губернском Тамбове таких имелось всего 116 домов. Для обслуживания большого числа торговых людей в городе действовало 6 гостиниц, 19 постоялых дворов и множество харчевен и питейных домов. Культурный уровень населения города, где •тон задавало купечество, был весьма низким. Не случайно Моршанск явился местом деятельности многочисленных религиозных сект. Из его учебных заведений можно назвать лишь три училища — два мужских (уездное и приходское) и одно женское.

Писатель В. А. Гиляровский, посетивший город с труппой гастролировавших провинциальных артистов в середине 70-х годов, писал о нем: «Моршанск в то время был небольшим городком, известным хлебной торговлей; в нем жило много богатых купцов, среди которых были и миллионеры. Подъезжающих к Моршанску встречали сотни ветряных мельниц, машущих крыльями день и ночь. Внутри города, по реке Цне, стояла когда-то громадная водяная «Кутайсовская» мельница со столетней плотиной, под которой был глубокий омут и в нем водились огромнейшие сомы. На берегу Цны, как раз против омута, в старинном барском саду, тогда уже перешедшем к одному из купцов-миллионеров, находился наш летний театр».

image

Картину своего отъезда из Моршанска В. А. Гиляровский рисует следующим образом: «Миновав глухими, сонными улицами уже шумевший базар... городскую заставу, от которой остался еще один раскрашенный угольниками столб бывшего шлагбаума, мы двинулись по степи, оживленной свистом тушканчиков. На утреннем ветерке мельницы там и тут, по всему горизонту, махали крыльями; большие, шатровые мельницы и маленькие избушки на курьих ножках с торчащим вбок воротом, которым мельник, весь в муке, подлаживал крылья под ветер. Навстречу нам тащились телеги с зерном».

В 1875 году в городе вспыхнул большой пожар, который уничтожил около двух тысяч домов, торговые заведения, склады и промышленные предприятия. Общая сумма убытков достигала 10 млн, рублей. После пожара началось новое строительство жилых и казенных домов, магазинов, лавок, складов и предприятий. Проведение железных дорог через Тамбовскую губернию в эпоху развития «Капитализма» привело к глубоким изменениям экономики Моршанска. Город, который вырос как торговый центр благодаря Ценской пристани, стал терять свое былое значение. Железные дороги заменили водные и гужевые дальние перевозки хлебных грузов, игравшие более полутора столетий огромную роль.

С 70-х годов XIX века начинают сокращаться общие обороты хлебной торговли, так как уменьшалась торговая зона, тяготевшая к городу. Новые хлебные рынки появляются в крупных селах уезда — Пичаеве, Сосновке, Алгасове, которые были близко расположены к станциям железной дороги. Потоки хлебных грузов пошли по рельсам главным образом через станцию Ряжск к Москве. Сплав хлебных грузов по Цне резко упал и к началу XX века по существу прекратился: в 1890 году из Моршанска было отправлено 3,3 млн. пудов хлебных грузов, в том числе 3,2 млн. — по железной дороге, а остальное; количество — 0,1 млн. — сплавом по Цне. Прекращение пригона скота из юго-восточных степей к Моршанску привело к полному упадку салотопенное производство. На местной сырьевой базе появляется махорочная промышленность.

image

В 80-х годах известные фабриканты Асеевы, оценив удобство положения Моршанска и наличие в нем дешевой рабочей силы, выстроили на месте сгоревшей каменной мельницы на Цне суконную фабрику. В городе,'таким образом, было положено начало формированию крупной капиталистической промышленности. Фабричная обработка шерсти ориентировалась не только на местное, но и на привозное сырье.

К концу столетия в Моршанске ясно определились контуры ведущих отраслей промышленности: табачно-махорочной, мукомольной и суконной, имевших общероссийское значение. В начале XX века увеличился спрос на хлеб и хлебопродукты со стороны промышленных районов России; возрос хлебный поток и за границу. Это заметно оживило хлебную торговлю в городах Тамбовского края, которые и после проведения железных дорог (несмотря на распыленность хлебного торга) оставались главными центрами торговых операций. Но этот процесс мало коснулся Моршанска. Зона его хлебной торговли продолжала оставаться малой, а мукомольная промышленность не получила достаточного развития, поэтому приток зерна был относительно небольшим.

В 1913 году из города по железной дороге (к Москве) отправлено всего 1,3 млн. пудов хлебных грузов, в том числе 0,8 млн. пудов ржаной муки и 0,4 млн. пудов овса. К 1913 году заметно усилилось промышленное производство города, представленное крупной по тому времени суконной фабрикой, выпускавшей армейское сукно и бобрик, и несколькими табачно-махорочными фабриками. В числе действовавших небольших предприятий следует назвать лесопильный, стекольный, пивоваренный, колбасный, клеевой, два мыловаренных завода. Возникшая металлообработка (два карликовых чугуно- Литейных заводика и ремонтные мастерские обслуживала Сызрано-Вяземскую дорогу и удовлетворяла местные потребности. В 1912 году на промышленных предприятиях было занято 2,4 тыс. рабочих, что составляло 7,6 процента ко всему населению города.

В 1910 году в городе насчитывалось 1335 домов, в том числе около половины каменных, 14 улиц протяженностью более 15 верст, четыре площади. В старом городе с прямыми улицами, четкими кварталами домов-особняков преимущественно жила городская знать и находился центр коммерческой жизни, присутственные места. В слободах, беспорядочно примыкавших к центру со всех сторон, в кривых улицах и переулках, застроенных одноэтажными приземистыми домиками с огородами, проживал рабочий люд, мелкие торговцы, мещане. В целом благоустройство и культура города находились на низком уровне. Отсутствовал водопровод, улицы лишь частично были замощены камнем и освещались керосиновыми фонарями. В городе действовало две больницы на 70 коек и три средних учебных заведения. Вместе с тем здесь насчитывалось 20 церквей и 34 трактира. Лишь в конце 1909 года была пущена небольшая линия водопровода и маломощная электростанция.

Экономическое развитие Моршанска в начале XX столетия протекало в тесной связи с обширным уездом, где, как и в других районах России, формировались капиталистические отношения, следствием чего явились резкое социальное расслоение населения и обострившаяся классовая борьба. В ходе первой русской революции в городе возник социал-демократический кружок, которым руководили революционеры-большевики Н. А. Крылов и В. П. Логиков. Члены Моршанской группы РСДРП вели работу среди рабочих города и крестьян уезда, поднимая их на борьбу с царизмом. Около двух третей уезда было охвачено крестьянскими волнениями.

В 1907 году выступили рабочие Моршанского железнодорожного депо. Революционное выступление рабочих было жестоко подавлено самодержавием. Лотикова царские власти арестовали и сослали в Сибирь.1 Революционные волнения в Моршанске не прекращались и в годы первой мировой войны. В 1914 году бастовали текстильщики суконной фабрики, в 1916 году — рабочие махорочной фабрики. Жестокими мерами полиция пыталась сломить сопротивление трудящихся. В конце 1914 года в Моршанск был сослан известный революционер-большевик Н. А. Скрыпник. После Февральской революции он избирается председателем рабочей секции Совета рабочих и солдатских депутатов города. В это время Л. М. Кораблев и Н. А. Скрыпник возглавляли руководство Моршанской партийной группы РСДРП.

Великая Октябрьская социалистическая революция была встречена с большим подъемом трудящимися города. В декабре состоялся 1-й уездный съезд Советов, избравший исполком. Во главе Моршанского уездного комитета РСДРП (б) стал В. П. Лотиков, а членом укома и комиссаром финансов уезда — Н. С. Евдокимов. Опираясь на передовую часть рабочих и крестьян, они много сделали для укрепления Советской власти в городе и уезде. Моршанский уездный Совет одним из первых в губернии организовал создание комитетов бедноты, являвшихся тогда опорными пунктами диктатуры пролетариата в деревне. В сентябре 1919 года с агитпоездом «Октябрьская революция» в Моршанск прибыл М. И. Калинин. Он встретился с трудящимися города и уезда и призывал их оказать помощь в снабжении хлебом голодающих рабочих индустриальных центров и Красной Армии.

Выступления М. И. Калинина нашли живой отклик и помогли местным партийным органам ускорить мобилизацию хлебных излишков. Установление Советской власти в городе сопровождалось национализацией крупной промышленности, которая перешла в ведение созданного в 1918 году губсовнархоза. Разруха в стране, вызванная гражданской войной, деятельность антоновских банд в уезде и губернии серьезно сдерживали восстановление промышленного производства на новых плановых началах. Промышленности недоставало сырья, топлива, транспортных средств. Это в значительной мере ограначи- вало выпуск продукции, вело к сокращению рабочих.

В 1920—1922 годах в Моршанске действовало более десяти промышленных предприятий, на которых было занято около 2,3 тыс. рабочих.2 Среди предприятий следует назвать суконную фабрику (1 152 рабочих), махорочную фабрику, швейную фабрику, изготовлявшую военное обмундирование, лесопильный, стекольный, мыловаренный заводы. Последующие годы ознаменовались значительным подъемом промышленного производства и полным его восстановлением. Уже к 1926 году лишь на цензовых предприятиях работало 2,7 тыс. рабочих. Расширился состав выпускаемой продукции, окрепло энергетическое хозяйство, опиравшееся на местные торфоресурсы.

За годы предвоенных пятилеток Моршанск превратился в значительный промышленный и культурный центр Черноземного района. На его предприятиях к началу 1936 года было занято около 3,5 тыс. рабочих,3 списочный состав которых к 1940 году еще более увеличился. Хотя за указанный период в специализации промышленности не произошло принципиальных изменений и город в общесоюзном разделении труда выступал со сложившимся текстильным и табачно-махорочным производством, однако в его промышленности не трудно было заметить и много нового. Подверглись некоторой реконструкции ведущие предприятия, вырос удельный вес металлообработки, появилось кооперативное производство, ориентировавшееся на местное сырье и удовлетворявшее многочисленные потребности населения Моршанского района в товарах широкого потребления. Неизмеримо с прошлым выросла культура и благоустройство города.

В суровые годы Великой Отечественной войны промышленность Моршанска обеспечивала фронт обмундированием, снаряжением, продовольствием. Ушедших на фронт мужчин заменяли девушки и женщины. На предприятиях города развернулось движение за овладение профессиями, которые в прошлом считались мужскими. В начале 1942 года на суконной фабрике насчитывалось 63 процента женщин из общего числа работавших. В 1943 году лучшие рабочие суконной фабрики были награждены орденами и медалями за успешное выполнение и перевыполнение плана. Трудящиеся города самоотверженно работали на фабриках и заводах, внося свой, посильный вклад в общее дело победы над врагом. Воины-моршанцы, не щадя жизни, сражались на фронтах и проявляли чудеса мужества и героизма. Многие из них, например, Н. И. Бореев, В. В. Никишов, Д. Н. Кратов, В. С. Стрельцов, П. А. Синельников, В. Я. Алкидов удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Послевоенное социалистическое строительство Моршанска — это новая страница в истории города, его быстрорастущей промышленности, жилищного строительства, благоустройства и подъема культуры. В новой географии производства довольно четко вырисовывается место Моршанска как города с развитой легкой, машиностроительной и пищевой промышленностью.

 
« Пред.   След. »

Рейтинг@Mail.ru

© 2014 Моршанск